СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2015   2016   2017   2018

В магазин
Приморско-Ахтарского
пивзавода
требуется продавец
пенных напитков
.
График работы неделя
через неделю
с 11:00 до 22:00.
Оклад 1000 р./день
+2% от продаж!

тел.: 8-961-830-73-63

 

Требуется рабочий
на прополку огорода,
уборки травы

тел.: 8-950-850-55-77

ЗАО «Азовский Полиграфист» - все виды полиграфических услуг в Азове

Праздник со слезами на глазах

Когда началась война, Валентине Афанасьевне Перевозчиковой было всего четыре года, но она прекрасно помнит события тех лет. Она сохранила некоторые из писем своего погибшего брата, Николая Фатеева. Бережно хранит память о своём муже-фронтовике, И.А. Перевозчикове, известном в городе хирурге – они прожили вместе 54 года и проработали в медицине по полвека каждый. Поэтому её рассказ – это возможность ещё раз, из первых уст, поведать нашим читателям о том, как шли на защиту Родины, с какой твёрдой верой в правое дело громили врага наши бойцы, как жилось в тылу, что вытерпели те, кто находился в оккупации. И, несмотря ни на что, выстояли, выдюжили, стёрли с лица земли «коричневую чуму»!
Мы низко склоняем головы перед поколением победителей. Живым желаем счастья, душевного покоя, здоровья на долгие-долгие годы, ушедшим же – вечная память!

Детство, опалённое войной
Валентина Афанасьевна родом из села Городище, что на Донбассе.
— Я помню, — начинает она свой рассказ, — где мы прятались, что мы ели… Помню, как летели самолёты – их было по пять-шесть – и бомбили, бомбили. Стоял такой гул и вой! Первые бомбы упали: одна – у порога, мы стояли за стенкой, а отца воздушной волной свалило прямо в бочку, вторая – там, где корова стояла. Её разорвало, и мы, едва прекратилась бомбёжка, бегали-собирали то, что осталось – кусочки, косточки… Дом у нас был дубовый, и он уцелел. Взрывом выбило только одну стенку – ту, что у порога.
Рядом с домом Фатеевых находилась старообрядческая церковь, и во время налётов люди из окрестных домов прятались в подвале у батюшки – «у него был получше, чем у нас». Однажды рядом с доморощенным бомбоубежищем упало восемь бомб, но оно выдержало. Из соседей пострадала лишь пожилая женщина. И то только потому, что отказалась спускаться в подвал, фаталистически заметив — «всё равно убьют», и спряталась под своей кроватью. Она получила серьёзные ранения – бомба попала в её дом – и действительно, простонав сутки или двое, умерла.
— Мой отец не хотел спускаться в подвал, — вспоминает Валентина Афанасьевна, — боялся, он сидел в кринице и наблюдал. Говорил потом: «Казалось, все бомбы летели на меня, а потом они уходили куда-то в сторону».
Немцы стояли в Городище аж два года!
— Они считали, — рассказывает В.А. Перевозчикова, — что у нас много партизан. У нас же шахты, а партизаны прятались в шахтах, и фашисты никак не могли их найти. А, может, боялись. Как-то для устрашения они усадили расстрелянных – с кровавыми подтёками, в фуфайках (дело было зимой) – партизан внутри церковного двора, вдоль каменной изгороди. Трупы находились там, наверное, год. Они разлагались уже…
Когда изверги отступали, начали жечь дома. И те, покрытые соломой, вспыхивали, как спички. Лишившиеся крова селяне вынуждены были выкапывать землянки. Фатеевых уберегло от поджога то, что жили они вдали от центральной улицы…
Иван Александрович
С будущим мужем Валя Фатеева познакомилась на туристическом маршруте в Ереване. Он приехал в составе группы медиков из ленинградской ординатуры. Она к тому времени тоже получила медицинское образование, имела опыт работы в качестве фельдшера-акушера и фельдшера-лаборанта, патронажной медсестры… Ухаживая за смертельно больной матерью, Валентина исхудала, измучилась так, что Афанасий Титович купил дочери путёвку, определившую, как оказалось, её дальнейшую судьбу.
— Мне тогда казалось, — улыбается Валентина Афанасьевна, — что серьёзный человек должен быть в очках. А Иван Александрович как раз носил очки. Он заплатил ещё за несколько дней, чтобы пробыть их со мной, и обратно до Ростова мы ехали вместе. Дальше наши пути на время разошлись: он отправился в Ленинград заканчивать ординатуру, а я — на свою Украину.
Переписывались год. А после соединили свои жизни. Вырастили сына. Вадим Иванович Перевозчиков – директор археологического музея-заповедника «Танаис», кандидат исторических наук.
К началу войны Иван Александрович получил диплом фельдшера и три месяца успел поработать по специальности, но на фронт в 1944 году был призван в качестве красноармейца. «Нам, —говорили ему, — нужны солдаты, а не специалисты». Службу проходил в Заполярье. Войска прятались в скалах, наружу выглядывали лишь стволы орудий. И только когда улетали вражеские самолёты, и всё затихало, можно было выйти из своих укрытий.
Свою главную миссию – спасать жизни людей – Иван Александрович и здесь помнил и свято соблюдал. Однажды, когда упал наш самолёт, и лётчик остался жив, он вытащил его с поля боя на себе, а после отправил в госпиталь.
Война, очевидно, утвердила будущего хирурга в правильности выбранной профессии, и уже на фронте он стал готовиться к поступлению в мединститут.
Брат Коля
Судьба Николая – самая горькая страница в жизни семьи Фатеевых.
— Его взяли прямо из техникума, с третьего курса, — рассказывает Валентина Афанасьевна. – Родители его даже не проводили. Он отлично учился. Был очень способный. Ещё во время учёбы представители какого-то завода пригласили его на работу.
Но стать инженером Николай не успел. Его послали в Самарканд, где он прошёл курсы танкистов. Потом был фронт. Родным пришло 56 писем. Каждое событие в жизни сына Афанасий Титович аккуратно заносил в дневник… Записки, сделанные после гибели Коли, читать просто невыносимо: «С этого дня мы начали лить горькие слёзы, которые уже не прекратятся до последнего нашего дыхания. В этот день мы получили смертельный удар в сердце. Не существует в человеческом языке слов таких, которыми можно было бы выразить то, что произошло. Величайшее горе. Два слова: Коля погиб. Неужели это правда? Что значит для нас Коля? Это ведь единственная наша радость, это наша надежда, сокровище, любовь, счастье, это вся наша жизнь. С мыслью о нём мы работаем весь день, с мыслью о нём мы ложимся спать и, просыпаясь, думаем о нём. 20 августа получили ещё письма убийственного содержания, подтверждающие, что это действительно произошло, что не остаётся никакого сомнения. О, ужас!»
— Даже победа не принесла радости в наш дом, — вспоминает Валентина Афанасьевна. – Отец и мать сходили с ума, день и ночь голосили, плакали.
Воевал Николай с белофиннами. Те, как кукушки, сидели на деревьях и бросали в танки гранаты. Сколько раз попадали! Экипаж покидал горящую машину. Коля много раз горел в танке и всё время спасался. А тут, когда началось наступление, когда они освободили уже Ленинград – погиб.
Вот некоторые выдержки из писем Николая Фатеева: «Здравствуйте, мои дорогие родные. Я жив и здоров… чего желаю и вам. Папа, мама, Маруся и Валя, я очень рад, что узнал о вашей судьбе. Я очень часто задавался вопросом – были или не были немцы в нашем селе? Это меня очень беспокоило. У вас забрали бы всё барахло, всё, что у вас есть покушать («а у нас и забрали» — комментирует Валентина Афанасьевна). Вы учтите наперёд на случай таких событий». «Старайся меньше гулять, — наставительно обращается Николай к сестре Марусе в другом письме, — больше учиться да маме помогать. После войны погуляем. Я ведь тоже мало гулял». А вот описание фронтового быта: «Отдыхаем в неплохих условиях. Выстроили в лесу хорошую землянку, тепло и сухо. А больше ничего нам и не нужно. Только, конечно, как всегда, очень скучаю. Особенно вот последний период почему-то нет от вас писем. Вот уже в течение дней 12. Конечно, это всё, очевидно, неладно с почтой. Сейчас готовимся к решительным боям с немцами, чтобы свести с ними окончательные счёты».
Видимо, во время этих боёв и погиб Николай Фатеев, совсем ещё молодой, талантливый, светлый человек. Он мог бы стать опорой для родителей, создать семью, трудиться на благо страны, но война не дала сбыться его надеждам: прервала эту много обещавшую жизнь и превратила в существованье жизнь его несчастных родителей.
По словам Валентины Афанасьевны, её отец долго искал место захоронения сына и нашёл, привёз домой землю с его могилы.
На сайте Обобщённого банка данных «Мемориал» и на сайте «Подвиг народа» есть следующие данные о Николае Афанасьевиче Фатееве, 1921 года рождения:
Гвардии лейтенант, командир взвода танков Т-34, 2 тб, кандидат ВКП(б). Сгорел в танке 12.06.1944 года юго-восточнее деревни Куутерселька КФ ССР, 800 метров. Захоронен: Ленинградская область, Выборгский район, г.п. Рощинское, п. Лебяжье, мемориальное захоронение 9.
А вот как описан в документах подвиг Николая Фатеева, стоивший ему жизни:
«12.06.1944 года …лейтенант Фатеев показал себя мужественным, решительным и смелым воином. Метким огнём, и даже в то время, когда танк уже был подбит, т. Фатеев продолжал выполнять боевую задачу, уничтожив ПТО противника, 2 пулемётных гнезда и больше 10 финских солдат и офицеров. В бою за Советскую Родину пал смертью храбрых».
24 января 1945 года на общем собрании колхоза Афанасию Титовичу был вручен орден Отечественной войны I степени. «Им, — записал он, — награждён мой славный Коля за борьбу с белофиннами».
Довольно подробные сведения о сражении при Куутерселькя даёт Википедия – настолько значительным оно было.

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Брачное агентство 9395
Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.