СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2016   2017   2018   2019
Наращивание ресниц 8-908-194-64-99

ЗАО «Азовский Полиграфист» - все виды полиграфических услуг в Азове

Ударник коммунистического труда

ЧИТАЙка продолжает рассказывать о детях войны. Сегодня гость рубрики – Г.И. Москвич, 1942 года рождения.

Григорий Иванович родился в х. Высочино Азовского района в крестьянской семье. Его мать, как потом и он сам, познала сиротство и лишения. Её и сестёр воспитал и вырастил дедушка: родители в 30-х уехали на заработки и сгинули где-то в круговерти жизни. У дедушки был свой дом, старик жил в одной его половине, сёстры — в другой. Со временем они вышли замуж и разлетелись из отчего гнезда — двое уехало в Ростов, двое осталось в Высочино.
— Мать, — вспоминает Григорий Иванович, — работала в колхозе. В шесть утра уходила, в шесть вечера возвращалась.
Событий войны Г.И. МОСКВИЧ по причине малолетства не помнит — от этого грозного времени в памяти остались смутные обрывки, скорей, какие-то ощущения, чувство потери.
— Отец, — говорит, — ушёл на фронт — и с концами. У нас улица была — десять домов. Обратно на неё вернулся один человек — дядя Коля, и тот без глаза. У тётки в Азове на кирпичном заводе сына расстреляли: партизаном был.
В школу, — продолжает, — я пошёл в восемь лет, переростком… Почему? Да не в чем идти было. По теплу ходил, а зимой не учился. Бывал лишь на Новый год. Мать даст сапоги, схожу — и всё. На печке сидел да к тётке бегал. Не везло мне на учёбу — всё топтался. Так три класса и закончил.
Жили мы после войны тяжеловато. Много трудились. То колоски собирали, то хлопок. Лесополосы высаживали. Ящички для помидоров сбивали. Как попросят, людей возил. Ездить на лошадях боялся, поэтому обычно на быках.
Мне было 6-7 лет, а я уже матери помогал — она ходила по людям картошку сажать, и я в лунки картошку кидал. В семь лет уже тяпку в руках держал. Вообще любил работать — как мать приучила. Играть было некогда. Иногда мы ходили в луга, находили яйца уток, цапель, чистили и ели чакан.
В 55-м году мать Григория Ивановича устроилась на работу поварихой — готовила для приехавших на уборку помидоров азовских детдомовцев. Сын её, сидя с ними за одним столом, не думал-не гадал, что совсем скоро, пополнив горестные ряды сирот, он встретится с этими ребятами. И они узнают мальчика из Высочино.
— У матери, — продолжает Григорий Иванович рассказ о своем детстве, — после купания в канале случилось заражение — и в одночасье её не стало. Она хотела разбогатеть, мы посадили два огорода картошки — а умерла. Родня растянула всё, что у нас было.
Полгода пробыв в Азовском детдоме, Москвич попал в Маргаритовский детский дом, о директоре которого, Марии Афанасьевне, сохранил самые светлые воспоминания. Детей здесь хорошо кормили. Им давали участки земли, и они выращивали, кто что мог. Занимались пчеловодством, сажали деревья, купались в море. «Хоть немного жизни увидел», — заключает Григорий Иванович эту часть своего повествования.
В 15 лет Г.И. Москвич уже работал в обувной артели. Будучи человеком трудолюбивым и добросовестным, стал не просто хорошим работником, а одним из лучших. «Молодой как был, — говорит, — так на работе рвал и метал. Денег было много — полчемодана: я не пил, не курил. Занял первое место в соцсоревновании, выступил в радиопередаче и получил подарок на слёте передовиков производства».
Несмотря на отсутствие школьного образования, юношу приняли в Зерноградское училище — обучаться профессии тракториста-машиниста. Практику Григорий Иванович проходил на бесчисленных полях от Ростовской области до Казахстана! «Я, — рассказывает о своём житье-бытье, — хоть и был практикантом, но что-то зарабатывал, кормили отлично — по 300 граммов мяса! Вечером — танцы, кино. О-о-о! Вот где было, как при коммунизме!»
После распределения Г.И. МОСКВИЧ попал в Волгоградскую область на Цимлу, где продолжил ударно трудиться. «Всегда — в почёте!» — не без гордости заявляет он.
Потом, как водится, была армия, стройбат, где он освоил сразу несколько строительных специальностей, что ему очень пригодилось в будущем. Он снова много и отлично трудился. У него сохранилось свидетельство, где говорится: «Выдано Москвичу Григорию Ивановичу за то, что за успешное выполнение социалистических обязательств, высокую производительность труда, примерное поведение по ходатайству общественных организаций приказом командира ему присвоено звание «Ударник коммунистического труда».
Демобилизовавшись, Григорий Иванович вернулся в Азовскую обувную артель, где в прямом смысле работал за четверых: его показатели достигали почти 400%! Как лучший обувщик он получил переходящий мандат на право участия в городском празднике труда молодых передовиков производства Азовского района. «Для меня, — говорит, — работа что игрушка была. Меня в подвал направили — чувяки делать. Нас сначала четверо работало, потом мы с парнем вдвоём остались — остальных сократили. Вот так я работал».
— Как весело мы жили! — ностальгирует о прошлом наш герой. — Всё делили между собой. На танцы ходили. На бондарно-рыбный завод пойдём. Если не понравилось — в другое место. На танцах я и жену, Людмилу Васильевну, нашёл. Мы поженились, когда ей было 18 лет.
Однако почёт и уважение, признание заслуг молодого специалиста нисколько не повлияли на скорость получения им квартиры, хотя Григорий Иванович сам участвовал в строительстве дома, в котором для него, в конечном итоге, не нашлось места. Тогда, как того и требовали обстоятельства (в семье уже были дети), он решительно и резко поменял жизнь: распрощался, несмотря на уговоры, с обувной фабрикой и переменил Азов на Мокрый Батай, где устроился в строительную организацию и вскоре получил жильё. В общей сложности Григорий Иванович проработал строителем 27 лет! Строил на территории от Волгограда до Азова — школы, жилые дома, общежития и пр., много ездил, дома почти не бывал. Был бригадиром, передавал богатейший свой опыт коллегам, обучал молодёжь. Со временем переехал в Пешково, потом вернулся в Азов.
Официально стаж Григория Ивановича 43 года. Он ветеран труда. Однако, если по справедливости, то трудовой путь его гораздо внушительней — ведь за детский труд в послевоенные годы «палочки» ставили родителям.
— Никто мне ничего не дал. Но я выкарабкался и всего добился сам, своим трудом, — резюмирует Г.И. МОСКВИЧ нашу беседу.
И, самое главное, всем своим детям — а их у него трое — Григорий Иванович, которому не посчастливилось отучиться в школе, дал хорошее образование.
Безусловно, как все дети войны, как все мы, граждане России, он ратует за принятие соответствующего закона о детях войны. Выплаты, льготы — это, в сущности, такая малость по сравнению с растоптанным детством.

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Ремонт холодильников 1116
Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.