СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2017   2018   2019   2020

ЗАО «Азовский Полиграфист» - все виды полиграфических услуг в Азове

Рождество в царской семье

Появление именно рождественской елки в России датируется первой четвертью XIX в., когда жена великого князя Николая Павловича, будущая императрица Александра Федоровна постепенно ввела этот обычай при Императорском дворе. Как немецкой принцессе он был знаком ей с детства, поскольку традиция рождественских елок и подарков (они были непременным атрибутом именно рождественских праздников, а не Нового года) получила широкое распространение в Германии на рубеже XVIII-XIX вв. В России она впервые устроила елку в декабре 1817 г., находясь с мужем в Кремле. Постепенно новшество распространилось среди аристократии Петербурга, а затем и среди горожан.
Как правило, в рождественский сочельник после всенощной у Александры Федоровны устраивалась елка для ее детей, и вся свита приглашалась на этот семейный праздник.
При этом у каждого из членов семьи имелась своя елка, рядом с которой стоял стол для подарков. А поскольку детей и племянников было много, в парадных залах Зимнего дворца находилось до десятка небольших елочек. Елки ставились обычно в покоях императрицы и ближайших залах – Концертном и Ротонде.
Итак, после всенощной перед закрытыми дверями, вспоминает современник, «боролись и толкались все дети между собой, царские включительно, — кто первый попадет в заветный зал. Императрица уходила вперед, чтобы осмотреть еще раз все столы, а у нас так и бились сердца радостью и любопытством ожидания. Вдруг слышался звонок, двери растворялись, и мы вбегали с шумом и гамом в освещенный тысячью свечами зал. Императрица сама каждого подводила к назначенному столу и давала подарки. Можно себе представить, сколько радости, удовольствия и благодарности изливалось в эту минуту».
Надо заметить, что детские подарки выглядели довольно скромно. Как правило, это были различные игрушки и сладости с обязательными «конфектами». Мемуаристы зафиксировали, что Николай I лично посещал магазины, выбирая рождественские презенты каждому из своих близких. На Рождество 1831/32 г. отец подарил 13-летнему наследнику-цесаревичу бюст Петра I, ружье, саблю, ящик с пистолетами, вицмундир Кавалергардского полка, фарфоровые тарелки и чашки с изображением различных частей русской армии и книги на французском языке.
Примечательно, что дети приобретали рождественские подарки для родителей сами и на свои карманные деньги.
Описывая рождественскую елку в декабре 1837 г., дочь Николая I Ольга упоминает: «У нас была зажжена по обыкновению елка в Малом зале, где мы одаривали друг друга мелочами, купленными на наши карманные деньги». Именно в декабре, о котором говорит Ольга Николаевна, в Зимнем дворце случился пожар. Он начался на половине детей, возможно, потому, что кто-то из них по неосторожности мог уронить свечку. По этой причине император «всегда был против елок». Однако традиция уже сложилась, и «пожароопасные» рождественские елки, так радовавшие детей, продолжали проводиться.
Раздаривая подарки, царская семья не забывала о свите. В одном из залов для прислуги готовился большой длинный стол, украшенный фарфоровыми вещами, изготовленными на Императорской Александровской мануфактуре. Здесь разыгрывалась лотерея. Николай I выкрикивал карту, выигравший подходил к императрице и получал выигрыш – подарок из ее рук.
При Александре II в Золотой гостиной Зимнего дворца на каждое Рождество тоже «вырастал» лес елок. Даже когда семья в силу обстоятельств была разлучена. —Особая елка для императрицы, елка для императора, елка для каждого из детей императора и елка для каждого из детей великого князя Константина. Как правило, их обустройством занимались кондитеры. В 1870-х годах елок обычно было пять. Из них три большие — для императора, императрицы и цесаревича. Согласно счету кондитера Петра Прядина, в 1880 г. две елки с бронзовыми украшениями обошлись в 45 руб. каждая, три другие елки «с обыкновенными украшениями» стоили по 25 руб. Кроме того, кондитеры укомплектовали 75 «базовых» стандартных рождественских подарков, в каждый из которых входили: французские сюрпризы, конфеты (по фунту), яблоки и мандарины по 2 шт. Великим князьям добавили чернослив. Александру II в «комплект» положили ящичек абрикосов «пат де абрикос» (одна коробка — 3 руб.).
При Александре III Рождество обычно отмечалось в Гатчинском дворце. Готовиться начинали заранее: выбирали подарки для гостей, отбирали фарфоровые и стеклянные вещи для лотереи. Все как всегда. Но волна терроризма совершенно исключила возможность личного посещения магазинов членами императорской семьи. Поэтому образцы подарков присылались магазинами во дворец. Проблема заключалась в том, что эти образцы из года в год повторялись, поэтому дети старались смастерить что-нибудь сами. Так, однажды маленькая великая княжна Ольга Александровна подарила отцу мягкие красные туфли, вышитые белыми крестиками.
Подарок Марии Федоровны своему мужу в декабре 1881 г. можно трактовать по-разному.
Дело в том, что это был американский револьвер смит-вессон, к которому прилагались 100 патронов и кобура. Можно назвать это «хорошим мужским подарком», а можно воспринять как намек на террористическую угрозу. Примечательно, что своим мальчикам – Николаю и Георгию – императрица подарила по английскому ножу, каждый был вполне сопоставим по цене с револьвером.
Хотя из года в год процедура Рождества повторялась, она не становилась менее радостной не только для детей, но и для взрослых. Сестра Николая II вспоминала, как император Александр III звонил в колокольчик, и все, забыв про этикет и всякую чинность, бросались к дверям банкетного зала. Двери распахивались, и «мы оказывались в волшебном царстве».
Весь зал был уставлен рождественскими елками, сверкающими разноцветными свечами и увешанными позолоченными и посеребренными фруктами и елочными украшениями.
Шесть елок предназначались для семьи и гораздо больше – для родственников и придворного штата. Возле каждой елки ставили маленький столик, покрытый белой скатертью и заваленный подарками.

Дочь Александра III Ксения вспоминала, что на Рождество 1884 г. она «получила много вещей», а на елке «хлопали хлопушки». Младший брат Николая II Михаил писал в дневнике, что накануне праздника он «валялся в кровати и думал о елке».
Как только торжество заканчивалось, елки, простоявшие во дворце три дня, убирали.
Снимали с них украшения дети. «Все изящные, похожие на тюльпаны подсвечники и великолепные украшения, многие из которых были изготовлены Боленом и Пето, раздавались слугам. До чего же они были счастливы, до чего же счастливы были и мы, доставив им такую радость!» – вспоминала великая княгиня Ольга Александровна.
При Александре III было положено начало традиции посещения членами императорской фамилии других многочисленных елок.
С началом нового царствования рождественские традиции продолжались вплоть до 1917 г. 24 декабря 1895 года Николай II записал в дневнике: «В 6 1/2 пошли ко всенощной и затем была общая Елка в Белой комнате… Получил массу подарков от дорогой Мама и от всех заграничных родственников». Затем 25 декабря: «В 3 ч. поехали в придворный манеж на Елку Конвоя и Сводного батальона. Как всегда были песни, пляски и балалайки. После чаю зажгли маленькую елку для дочки и рядом другую для всех женщин, Алике и детской». 26 декабря: «В 2 1/2 ч. отправились в манеж на Елку второй половины Конвоя и Сводного батальона. После раздачи подарков смотрели опять на лезгинку и пляску солдат». 27 декабря была «Елка офицерам».
В декабре 1900 г. няня царских детей англичанка Маргарет Эггер впервые наблюдала русское Рождество. Праздник проводился в Александровском дворце Царского Села, где установили не менее 8 елок; в их украшении принимала участие сама императрица. Кроме того, Александра Федоровна выбирала подарки для всего окружения императорской семьи, от офицеров охраны до лакеев с истопниками. Для царских дочерей и их няни установили отдельную елку. Под ней положили музыкальную шкатулку, которая наигрывала бессмертное: «Ах, мой милый Августин, Августин…» Подарки для детей разместили на отдельных столиках, установленных вокруг.
Одна из мемуаристок упоминает, что императрица имела маленькую «рождественскую» слабость: «Она непременно хотела, чтобы свечи на елке задувала она сама. Она гордилась тем, что особенно сильной струей воздуха ей удавалось погасить самую верхнюю свечу».
Все изменилось с началом Первой мировой войны. 24 декабря 1914 г. вдовствующая императрица Мария Федоровна записала в дневнике: «Впервые в этом году мы… встречали Рождество без настоящей рождественской елки».
То ли еще будет…

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Ремонт холодильников 1116
Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.