СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2017   2018   2019   2020

ТОКАРЬ-УНИВЕРСАЛ
на ток. станок ИЖ с о/р
и умением читать чертежи.
Соц. пакет, г/р 5/2 с 8 до 17,
вых: сб-вс, з/п от 30-40 т.р.


тел.: 8-950-859-90-71 Оксана

ЗАО «Азовский Полиграфист» - все виды полиграфических услуг в Азове

Три года рабства

Много бед наделали фашисты за 164 дня оккупации города: погубили 150 азовчан, еще 5 000 наших сограждан вывезли на принудительные работы в Германию.
Всего же в годы Великой Отечественной войны из СССР в качестве рабов третьего рейха были угнаны около пяти миллионов человек. Они прошли через физические истязания и моральные издевательства, недоедание и побои.
Три года томилась в неволе на чужбине наша землячка Валентина Андреевна Бугаенко (в девичестве Парецкая).
Война лишила её права на юность: в октябре 1942 года, в 16 лет, она стала узницей трудового лагеря в Бриелсдорфе.
— Немцы зашли в дом, — вспоминает Валентина Андреевна. – Мама плачет, не отпускает меня. Тогда они наставили пистолет и сказали, что всех расстреляют. Что было делать? Меня забрали. И соседей тоже. Довезли на катере до Ростова. Там посадили в вонючие вагоны для перевозки скота и повезли на Запад… Не кормили, не поили – мы пили и ели то, что взяли из дома. Дорогой я заболела гриппом, но просить помощи было не у кого – если бы немцы узнали, то просто бы меня расстреляли…
К счастью, молодой организм переборол болезнь без всяких лекарств, и по приезду в рассылочный пункт, Валентину и еще нескольких азовчанок определили на текстильную фабрику в Бриелсдорфе (кроме них здесь находилась одна полька – видимо, производство было небольшим). Работа узниц состояла в переработке вторсырья – одежды с казненных гитлеровцами людей — на вату.
На вещах была кровь убитых, но практичные изуверы не гнушались ничем… Так же расчетливо хозяева фабрики поступали с каторжанками. Не морили их голодом, но и досыта не кормили – давали ровно столько, сколько требовалось для поддержания сил. Скудное меню состояло из баланды и кусочка хлеба.
Как-то одна из женщин не выдержала – рискуя быть застреленной, тайком отправилась на охраняемое картофельное поле по соседству. Вернулась живой, но почти с пустыми руками…
Купались и стирали вещи узницы в водопаде – благо, и зимой он не замерзал. Однажды гитлеровцы без всяких объяснений стали им что-то вкалывать – по всей видимости, проводили вакцинацию. Поначалу Валентина Андреевна категорически отказывалась – дома уколов не знала, да и мало ли, что могут ввести. Но, на неё снова – уже второй раз за войну — направили пистолет. Подруги принялись уговаривать: «Делай, мы же уже сделали. А там – что будет…»
Дни тянулись серой чередой. Жизнь превратилась в жалкое существованье по звонку: бесконечный рабочий день, короткий сон. И тоска по родным.
Вокруг, словно стены тюрьмы, — лес. Отраженьем пережитых страданий, отчаянья, боли стала песня, которую сочинили узница из Польши и азовчанки.
Валентине Андреевне ее рассказ дался с трудом – прошлое снова взволновало ее. «Вы уж сочиняйте, — просила, — как можете сами. Или… не надо, детка, не надо». Но когда дело дошло до этой песни, женщина не выдержала: по ее щекам заструились слезы, в горле – чувствовалось – стоит комок. И все же она собралась – затянула:
В Нiмеччинi жити,
Нема їсти, пити,
А еще нема часу
на небо глянути.
Як бо ж ты, мама, знала,
яка у мене беда,
То ты б переслала с
горобчиком хліба.
С горобчиком хліба, с
синицею соли,
Як ты б, мама, знала,
в какой я неволе.
Не плачь, мамулечка,
не плачь, не журися.
Я буду счастлива,
та й до дому вернуся.
В мае 1945 года вместе с нашей Победой узницы обрели свободу. Их тут же повезли на сборные пункты для проверки сотрудниками спецслужб. Те спрашивали долго и дотошно – где работали, чем занимались и пр. В справке, выданной Валентине Андреевне, поясняется: «После освобождения направлена на госпроверку, в ходе которой установлено, что за период пребывания в Германии преступлений против Родины не совершала».
Домой девушки возвращались своим ходом – то в поезде с углем, то с лесом. Как только пересекли границу СССР, вагоны стали шерстить грабители – забирали вещи, которыми люди разжились за границей. Но у Вали и ее подруг ничего не было – негодяи просчитались…
Трудно представить, какой радостью было возвращение Валентины Андреевны домой. Наверно, ее обуревали те же чувства, что и азовчанку Наташу Пылеву – она тоже была угнана в Германию 15-летней девушкой в 42-м году. Фрагмент ее письма, отправленного после освобождения из каторги, оказался в моем распоряжении: «Мама, теперь вернулось счастье, что я могу сообщить, где нахожусь и чем занимаюсь. Три тысячи пятьсот километров от своего местечка. Так далеко. А как жутко, что я не видела даже во сне за 15 лет возле вас».
Что еще добавить к этой истории? Валентина Андреевна больше тридцати лет отработала на бондарном заводе – сначала рабочей, потом станочницей. Удостоена звания «Ветеран труда». В 1952 году вышла замуж за фронтовика Александра Федотовича Бугаенко – вместе они прожили почти сорок лет, вырастили сына и дочь. Александр Федотович участвовал в Великой Отечественной войне на кораблях ЧФ с 1941 г. Награжден медалями «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией». Вернувшись в родной город, трудился на рыбокомбинате на различных должностях и, как говорится о нем в 9-й книге сборника «Незабываемые годы», «навсегда остался в доброй памяти благодарных азовчан».
Супруги Бугаенко – яркие представители героического поколения советских людей, приближавших нашу Победу. Кто на полях сражений с оружием в руках, кто у станка или в колхозном поле, а такие, как Валентина Андреевна – незыблемой верой в эту Победу, огромной любовью к Родине и тем, что в нечеловеческих условиях, будучи почти детьми, показали жизненную стойкость и истинную силу духа.

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Ремонт холодильников 1116
Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.