СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2018   2019   2020   2021

Индия в сердце моем

Дорогие читатели, вы когда-нибудь пробовали повторить за актерами Болливуда сочные темпераментные движения, жесты – составляющие колоритного, экзотического и очень привлекательного вида искусства – танца, одной из достопримечательностей Индии, корнями уходящей в такую глубь веков, в какой не было еще гордых своей древностью пирамид? Если да, то у вас появилась уникальная возможность научиться этому у настоящего мастера – преподавателя индийского танца Светланы Беляевой, полгода назад обосновавшейся в нашем городе.
Она любезно согласилась прийти к нам в редакцию и дать интервью, в котором рассказала об особенностях индийского танца, общих чертах русской и индийской культур, о своих ближайших планах, о впечатлении, которое произвел на нее Азов, и многом другом...

— Светлана, какой стиль индийского танца вам близок? Как начиналось Ваше увлечение? Где вы обучались, преподавали?
— Я занимаюсь северо-индийским классическим стилем катхак, сценическим видом искусства, который сегодня практикуют во всем мире, развившимся и распространившимся во времена великих моголов. Он характеризуется быстрыми поворотами вокруг своей оси и разнообразными стэпами — ритмическими рисунками, которые создаются постукиванием об пол. Аккомпанементом ему служит звон колокольчиков на ногах и звучание таблов – индийских классических барабанов.
Познакомилась я с катхаком, когда, как и многие в нашей стране, увлеклась индийским кино. Мне стало интересно – как нужно танцевать правильно. И я обратилась в индийское посольство в Москве, где в культурном центре имени Джавахарлала Неру открылись классы для обучения музыке, танцу, йоге. – Его директор Ашок Саджанхар, человек выдающийся, удивительный, много сделал для того, чтобы индийская культура была доступна в России широким массам. Мне посчастливилось познакомиться с ним лично.
Его усилиями такой центр был открыт и в Ростове. Именно он пригласил меня в Москву, увидев индийские танцы, которые придумывала я сама, копируя то, что видела в индийском кино. В Москве я училась шесть лет.
Ашок Саджанхар привозил в Россию индийских артистов, чтобы знакомить нас с традиционной культурой своей страны. Мне посчастливилось побывать на мастер-классах звезд катхака, которым заграницей люди платят огромные суммы в долларах, чтобы просто постоять в классе. И мне повезло – я училась у них, причем абсолютно бесплатно.
А до того – в детстве — я занималась разными танцами в студии интернациональной дружбы при Дворце пионеров (это был конец 80-х – начало 90-х), в ансамбле (уже не помню – кто и как его организовал), участниками которого были в том числе индийские студенты, учившиеся в мединституте.
У меня больше двадцати лет был свой коллектив. Он назывался «Бхарат» (переводится с санскрита как «Индия»). Как учителя имела огромное количество очень преданных, позитивно настроенных, отзывчивых учеников, которые благодаря нашим совместным усилиям достигали больших высот. Мы проехали всю Россию – разве что на севере не были. Участвовали в разных фестивалях, завоевали множество наград. Некоторые из моих учеников продолжили после моего отъезда развивать катхак в Ростове.
— Очень часто у тех, кто пытается танцевать индийский танец, выходит подобие калинки-малинки с легким индийским акцентом. Почему? Что нужно знать, прежде чем браться за его изучение?
— Нужно понимать, что индийский танец имеет серьезную духовную основу. Движение в нем – не просто технический элемент, а рассказ. Определенными жестами и определенным положением тела передается смысл стихотворения, песни, мантры – какого-либо текста. Слово «катхак» переводится как «рассказ», «рассказывающий», то есть каждый номер – это мини-история.
— Танец передает содержание, смысл религиозных текстов?
— Не обязательно. В катхаке существовало два параллельных течения – религиозное и светское. При великих моголах танец получил исключительно светский статус – как придворное искусство. Начали приветствоваться техничность, сложность исполнения, красота танцора или танцовщицы.
Сегодня катхак превратился в очень сильную танцевальную систему, великолепные школы есть в США, Канаде, Европе – многие индийские артисты живут там и ведут занятия. Он техничный, сильный, настолько многогранен в плане техники, что им можно выразить все что угодно. В Европе индийский танец танцуют даже больше, чем в России. У нас пик пришелся на конец 1990-х – начало 2000-х. Сейчас количество перешло в качество.
— Почему Вы переехали в Азов?
— Ростов очень большой город, было много неудобств в плане передвижения – пробки, перенаселенность. Мне хотелось простора и свободы. Я много искала, куда мне переехать, вплоть до Краснодарского края, но, попав в Азов на реконструкцию Азовского осадного сидения, поняла, что буду жить здесь.
— Вы планируете открыть студию танца?
— Три года назад я приняла решение, что все заброшу и займусь живописью. По образованию я художник, но заняться живописью не удавалось. Танец отнимал очень много времени, я постоянно была в разъездах. Возила детей на конкурсы, давала мастер-классы, курировала отделение индийского танца в Ростовской области, участвовала в конкурсах как судья. Жизнь была насыщена движением…
Однако мой коллега Станислав Рыльщиков (мы знаем друг друга, поскольку пересекались на конкурсах) предложил мне на базе его студии «Субстанция» в ГДК и дальше заниматься катхаком.
Также в Азове проживает моя ученица, она продолжает учиться у меня.
Я хочу открыть отделение танца и йоги. Вообще считается, что классический индийский танец – это и есть динамическая йога. Мне хочется сделать программу, рассчитанную на людей разного возраста, в которой будут благоприятно для здоровья сочетаться катхак и асаны (хатха-йога).
Когда я была моложе, я больше танцевала, теперь же больше поглядываю на йогу. Она позволяет экономить энергию, дополнительно ее накапливать. Мне 50 лет в этом году, и я не могу танцевать в том же объеме, что и раньше, хотя без танца себя уже не мыслю. И вообще хочется выйти на другой уровень.
— Где вы изучали йогу?
— На мастер-классах в Москве, когда приезжала учиться. Они были в открытом доступе, потому что танцорам обязательно нужно делать базовые упражнения из йоги, чтобы иметь гибкое сильное тело. Йога позволяет расслабиться, растянуться, повысить пластичность. То есть это два параллельно идущих направления.
Многим людям они понятны и близки, поэтому, я думаю, они будут развиваться. Вместе — танец и йога. Полгода я подбирала упражнения – асаны, как-то их варьировала. Пробовала на себе. В принципе, занятия уже идут.
Я планирую проводить открытые уроки, чтобы люди приходили и смотрели, как и что я делаю.
Катхак имеет персидские корни, поэтому есть идея сделать в ГДК отделение катхака с персидским уклоном. Мне кажется, что в Азове есть что-то от Персии. Не могу этого объяснить. Мы ходили на Крепостные валы – и там хочется двигаться. Может быть, я ощущаю энергию, вибрации давних времен? Потому Азов и привлек меня как место жительства. Очень необычное место. Я довольна, что осмелилась уехать из Ростова насовсем. Я в восторге от Азова.
— Вы планируете участвовать в городских праздниках, концертах?
— У нас есть танцевальные номера, и мы бы с удовольствием украшали своим выступлением какие-нибудь мероприятия.
— Насколько вы вообще погружены в индийскую культуру?
— Я постоянно слушаю индийскую классическую музыку. Мне нравится некоммерческое индийское кино. Мне близка северо-индийская культура даже в бытовом плане – мне нравится, например, носить дома традиционную одежду севера Индии камиз-шальвар (шаровары и тунику). Я хорошо чувствую и понимаю индийцев, немного говорю на хинди. Когда я жила в семье своего учителя (его зовут Ашвани Нигам, и мы до сих пор продолжаем с ним общение) и к нему в гости приезжала его мама, мы прекрасно общались и хорошо понимали друг друга. Очень много общего, как выяснилось, у нас на бытовом уровне – в плане готовки, например.
Мне кажется, индийская и российская культуры очень близки. Общаясь с профессором словесности — индийцем, который преподавал русский язык в посольстве, я выяснила, что санскрит очень похож на древнерусский язык. Они относятся к одной – индоевропейской – языковой семье.
В XIX веке индийский ученый Бал Гангадхар Тилак написал исследовательскую работу «Арктическая родина в Ведах» на тему описания звездного неба в ведических текстах. Упомянутое в них положение Полярной звезды относительно горизонта не соответствует широтам Индии, но характерно для русского Зауралья. И сейчас над анализом трудов Тилака работают многие исследователи России и зарубежья.

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.