СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2018   2019   2020   2021

Вспомним всех поимённо. Герои Советского Союза. Татьяна Николаевна Барамзина

Татьяна Барамзина родилась в декабре 1919 года в Удмуртии — в городе Глазове. Росла в большой семье — шестеро детей (Таня - пятая). Нужда не просто стучалась в двери маленького деревянного дома, а имела здесь постоянную прописку. Глава семейства, Николай Макарович, работал на железной дороге, рыбачил, пробовал торговать хлебом. После его смерти дело продолжила жена, Марфа Митрофановна. Она пекла ржаной хлеб и продавала на местном рынке, но у нее это тоже выходило неважно.
Таня с детства росла упорной и очень трудолюбивой. Именно она, будучи почти младшей, каждое лето водила братьев и сестер на сбор лекарственных трав и грибов. Ребята пытались помочь матери, как могли. Освоили рыболовство, ловили раков.
Таня очень быстро и на всю жизнь полюбила чтение. Хорошо училась, окончила педагогическое училище, стала работать в сельских школах. Затем уехала в Пермь, поступила в пединститут на географический факультет. А чтобы помогать семье, одновременно начала работать в детском саду.
С началом Великой Отечественной девушка твердо решила ехать на фронт и окончила курсы медсестер.
На фронте солдат Барамзина — с лета 1943 года. Для наших бойцов Танечка стала не только медсестрой, а родным человеком. Переживала за каждого раненого, часто выступала донором. В свободные минуты стирала и чинила одежду солдат, могла и подстричь не хуже любого парикмахера.
Она хотела сделать для нашей Победы как можно больше, окончила Центральную женскую школу снайперов и была зачислена в 3-й стрелковый батальон 252-го стрелкового полка. Личный счет Тани — двадцать фашистов (есть данные — 36 и 16), она открыла его ранним утром у села Дрибино в Белоруссии (в тот день убила двоих гитлеровцев).
Вот как вспоминал о Тане однополчанин Александр Соломатин, комвзвода по снабжению: «В апреле 1943 года в нашем батальоне появился новый снайпер — девушка. Невысокого роста, улыбчивая. Полюбили мы её сразу: за требовательность к себе и к товарищам, за то, что до всего ей было дело. Случалось так, что и повара отчитает за невкусный борщ и кашу, однажды сама встала к котелку и показала, как варить надо, чтобы вкуснее получилось. И неряшливого солдата так пристыдит и на смех поднимет, что тот навсегда запомнит случай с грязной гимнастеркой или оторванной пуговицей...»
Был случай — за один раз Барамзина уложила пятерых фашистов на плоту. Троих — сразу, а двое успели прыгнуть в воду, но от пули это их не спасло. Тот день стал для Тани большой радостью и одновременно — болью. Случилось кровоизлияние, затем еще одно. Быть снайпером она больше не могла.
Таню отправляли в госпиталь — однополчане боялись, что девушка совсем ослепнет. Но она отказалась — мол, подлечусь после войны, а пока буду медсестрой. Заодно освоила и дело связистки. Однажды, приводя в порядок поврежденную линию, продвинулась довольно далеко от своих и заметила двух немцев. Ползком добралась до командного пункта, подняла бойцов на ноги и повела за собой. В перестрелке погиб комбат (фашистов оказалось больше). И тогда вчерашняя воспитательница детского сада встала в полный рост, крикнула: «За мной, вперед!» — и бросилась на врага.
23 и 24 июня 1944 года — канун наступательной операции наших войск в Белоруссии. Таня отвечала за связь командных пунктов полка и батальона. Но местность была такая, что связь без конца давала сбои. За один только день девушка 14 раз исправляла неполадки. То по-пластунски, то на коленях, то бегом перемещалась. Сколько же километров намотала...
5 июля 1944 года завязался тяжелый девятичасовой бой близ деревни Пекалино. Надо было держаться до прибытия основных сил. Раненых много, очень. Таня во время сражения оказывала помощь. Тех, кто уже не мог передвигаться, оттаскивала в блиндаж, который находился на краю позиции.
Из воспоминаний Александра Даниловича Мартынчука, командира минометной роты 70-й стрелковой дивизии:«Мы выгрузились, оборудовали огневые позиции. Окопов не копали – времени не было. За деревней, в нескольких сотнях метров от дороги, мы нашли несколько землянок. Очевидно, их выкопали местные жители, чтобы прятаться от немцев. В самой большой из них мы устроили госпиталь и штаб.
Рано утром с востока появились немцы. Их было очень много, целая дивизия, не менее десяти тысяч человек. Пехота, танки, самоходки, бронетранспортеры, грузовики с орудиями, крупнокалиберные пулеметы, конные повозки... Немцы шли целой лавиной, занимая всю дорогу, обочины и поле, как в фильме «Ледовое побоище». Смотреть на это было страшно.
Немцы нас не ждали, шли без боевого охранения. Когда колонна подошла к крайним домам деревни, мы ударили по ней с обеих сторон. Снаряды, попадая в гущу толпы, даже не разрывались, а просто наворачивали на себя десятки людей. Бронетехника, грузовики горели, повозки опрокинулись. Дорога вся была завалена трупами. Немцы, растерявшись, отошли обратно к лесу.
Но опомнились они довольно быстро. После нескольких часов жестокого боя сумели выдавить нас из деревни. Все наши орудия и пулеметы, все минометы моей роты были разбиты. Погибло много бойцов, кончились патроны... Хорошо, что рожь была высокая, и мы могли по ней незаметно отступать в лес, благо он был совсем недалеко. Немцы нас не преследовали. Им было главное — освободить дорогу на запад и скорее уйти по ней.
Пробираясь через поле, мы подошли к землянке, занятой нашим медсанбатом. Вижу, рядом с землянкой Таня стоит. Я ей кричу: «Уходи! Уходи сейчас же в лес через поле, пока можно!» А она: «Я не могу. Там раненые. Я остаюсь!» Я заглянул в землянку. Раненых там было человек 10-15.
Пришлось мне уходить, помочь я Тане ничем не мог. Перебрался с ординарцем по ржи через поле. В бинокль с лесной опушки я скоро увидел, как, ведя огонь, к землянке подбежали несколько немцев. Оттуда послышалась автоматная очередь, и трое из них упали. Появились еще немцы — и снова длинные автоматные очереди из землянки. Так продолжалось несколько раз. Послышались разрывы гранат, видимо, у Тани кончились патроны. Тогда два немца подобрались сзади к землянке, заползли на нее и бросили вниз гранаты. Затем они ворвались внутрь. Я видел, как фашисты вытащили Таню и там же, у входа, стали бить ее прикладами и штыками. Бросили ее там же и ушли.
Спустя недолгое время на дороге появились основные части из нашей дивизии. Они опоздали всего на два-три часа, а наш десант был уже уничтожен. Но десантники выполнили свой долг до конца. Враг был задержан на несколько часов, пути отхода у него были уже перекрыты. Немцы не смогли уйти далеко на запад и были полностью разгромлены.
Мы вернулись в деревню на место прошедшего боя. Таня лежала вся в крови, обезображенная, исколотая штыками. Вокруг валялись убитые фашисты...»
Обычно как главный геройский поступок Татьяны Барамзиной в том бою превозносится её несгибаемое поведение при пытках. Но допросов и пыток не было — немцами, терпящими страшное поражение в Белоруссии и понесшими большие потери от меткого огня Татьяны, двигало только одно — выместить всю свою злобу, ярость и ненависть на взятой в плен раненой девушке. И подвиг Барамзиной состоит в самопожертвовании во имя ближнего, в том, что не оставила, не бросила раненых, защищала их до последнего патрона, гранаты и погибла геройской смертью.
Спустя две недели после боя в Пекалино, 18 июля 1944 года, командир 252-го стрелкового полка подполковник Кузнецов подписал представление на присвоение Татьяне Николаевне Барамзиной звания Героя Советского Союза. И 24 марта 1945 года почетное звание было присвоено. Посмертно...

 

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.