СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2018   2019   2020   2021

Директор Арктики – азовчанин Самойлович

Уроженцу Азова Рудольфу Лазаревичу Самойловичу исполнилось 140 лет. Очень жаль, что в нашем, небогатом на громкие имена, городе его память недостаточно увековечена – ни улицы, ни памятника. О знаменитом в 20-30-е годы полярнике (тогда уже одно это определение было синонимом героизма) помнит разве что музей. 

В этот раз АМЗ подготовил к юбилею выставку «От южного Азова до льдов Арктики» (автор старший научный сотрудник Наталья Грунская).На ней представлено около 200 экспонатов. Это предметы из фондов АМЗ и материалы, любезно переданные родственниками и учениками ученого, предоставленные Российским государственным музеем Арктики и Антарктики, музеем Горной академии Фрейберга. Среди подлинников – фотографии, письма детей, жены и воспоминания самого Самойловича, его автограф, навигационные приборы рубежа XIX-XX вв., костюм полярника и пр.
Есть интересные элементы показа, которые широкая публика ни разу не видела. Например, небольшой документальный фильм, кадры которого запечатлели Рудольфа Лазаревича и его высокоширотные экспедиции, или необычная фотография участников экспедиции Умберто Нобиле на дирижабле «Италия» — той самой, которую спасла возглавленная Самойловичем команда советского ледокола «Красин». Мистическая, надо признать, фотография. Все, чьи портреты находятся слева, выжили, а справа – погибли. Граница проходит четко посередине…
Самойлович провел 21 экспедицию. Был ученым-практиком и исследователем, мореплавателем и первооткрывателем. А полем его деятельности стала вся огромная Арктика. Директором Арктики назвал его писатель Зиновий Каневский, который посвятил биографии полярника несколько книг.
Удивительно, что мальчик из южного Азова влюбился в Север, что, будучи в детстве тихоней и книгочеем, вырос человеком энергичным и трезвым, разжег в своей груди неугасимую страсть к Арктике, пламень которой согревал его во всех долгих и непростых экспедициях, проходивших порой на утлых суденышках, без намека на удобства и безопасность. Он всегда тщательно прорабатывал каждый из походов, потому что с самого начала был научен горьким опытом В.А.Русанова, своего учителя, – Арктика, как бы ни был романтичен вид ее искристых бескрайних льдов и снежных просторов, не прощает ошибок, и непродуманная мелочь, а уж тем более серьезный просчет может обернуться трагедией. Азовчанин не потерял в экспедициях ни одного человека! Провел их блестяще, с максимальной пользой для науки и экономики сначала Российской империи, а затем молодого советского государства.
Он был не только выдающимся специалистом, но и замечательным человеком. Помогал родным пропавших без вести русановцев. — Зарабатывал средства лекциями и направлял нуждающимся. Долго искал пропавшую экспедицию Русанова. «Дорогой Рудольф Лазаревич! – писал маленький сын Владимира Александровича Шура. – Я Вас очень благодарю за память обо мне и за Ваше доброе во мне участие».
Понятно, что в то страшное время полоса успеха не могла продолжаться слишком долго. Кто-то, конечно, выживал в репрессионной мясорубке (был удачлив, изворотлив или что-то еще), но не Самойлович. Ярким личностям вообще трудно спрятатьсяв тень, чтобы переждать бурю, и так просто перейти из обласканных государством любимцев в категорию без вины виноватых.
При первой же чрезвычайной ситуации (возникшей отнюдь не из-за Рудольфа Лазаревича), когда во время 21-й экспедиции ледокол «Садко», на котором она осуществлялась, встал на вынужденную зимовку во льдах, кто-то в высоких кабинетах поставил на профессоре невидимую, но зловещую печать обреченности. Весной 1938 года он вернулся из затянувшегося рейса (тот еще не был доведен до конца, Самойлович хотел остаться, но его обязали вернуться – можно догадаться зачем), летом арестовали – прямо во время отдыха в кисловодском санатории, обвинили в шпионаже, а 4 марта 1939 года он был расстрелян. Пострадали его дети, близкие – завершившись, раздавленная кирзовым сапогом нквдшников жизнь будто выплеснула кровавое многоточие… Процитирую статью Сергея Нехамкина «Бог спас их руками безбожников» (так Римский папа отозвался о спасении экспедиции Нобиле): «…Рудольф Лазаревич Самойлович был арестован, обвинен в том, что готовил покушение на Сталина, а заодно собирался продать Западу наши шахты на Шпицбергене. Кто-то видел мельком сцену: измученный, босой, в нижнем белье, без очков (а был очень близорук) Самойлович стоял перед следователем НКВД. Расстрелян».
А дальше было забвение. Имя профессора вымарывали даже с карты Арктики, его архив присвоил кто-то из ушлых коллег. 18 лет спустя за отсутствием состава преступления Самойловича реабилитировали. Но забвение, по большому счету, продолжается по сей день. Злая воля, стершая с лица Земли память о человеке и его деяниях, оказалась сильнее «восторжествовавшей справедливости». Иначе почему в современной научно-популярной литературе рядом с фамилиями покорителей Арктики — Шмидта, Чкалова, Папанина и других — его имя встречается крайне редко?Почему Азов, как уже было сказано, не удостоил своего самого прославленного и заслуженного сына достаточным вниманием? (У нас есть множество улиц в честь людей, не имеющих к истории Азова никакого отношения, или чьи заслуги перед отечеством весьма сомнительного свойства, у нас есть даже переулок Безымянный — надо думать, его не знали как назвать, а вот улицы Самойловича я так и не нашла.) Можно, конечно, ударившись в философские рассуждения, понимающе покачать головой – ничто не вечно под луной. И все же, все же…

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.