СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2019   2020   2021   2022

«Двадцать второго июня, ровно в 4 часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война...»

Страшное известие — война. Строгий голос диктора всколыхнул весь мир, народ, который трудился и не знал, что беда нагрянет неожиданно, без объявления Германией о нападении на Советский Союз. Колхозы, совхозы, заводы, фабрики, МТС — трудились все и везде. На Украине, Белоруссии, Казахстане, во всем СССР. И вот 2022 год. Наша Россия долго призывала украинские власти пункты минских переговоров решить мирным путём, но безуспешно, всё больше гибли мирные жители ДНР, ЛНР и решение поступило защитить их там.
Да... Для наших руководителей ПУТИНА, ЛАВРОВА, ШОЙГУ это решение очень нелёгкое и ответственное, но неизбежное и необходимое. Страшное слово — война. Нам каждый час напоминает германское нападение, но... ещё страшнее, что был враг открытый.
Немецкая форма, язык — он не русский, немецкий. А сейчас нацисты украинцы. Президент с красивой, успокаивающей зрение фамилией — ЗЕЛЕНСКИЙ, как он обманул людей, артист, они ему поверили. Я разговаривала с женщиной моего возраста Леной, она украинка, плакала, говорит: «Забежали в дом, изнасиловали девочку, убили младшего сына, а беременной женщине вспороли ножом живот и ушли.» А Лена приехала к детям. Она мирно с нами продавала пучёчки петрушки и другое по мелочи. Вот этот беспредел — не смогли оставить нашу Россию жить спокойно. Конечно, наши сердца волнует горе тех матерей, которые сыновей провожают, можно сказать, на войну — вернётся или нет. Да ещё весна, сеять нужно, а где поля заминированы, моря заминированы — вот как украинские нацисты, подкупленные США готовились к этим событиям.
И вот мы, поколение дети войны, наших родителей уже нет с нами, но помним те годы, когда родители прощались со своими мужьями, оставаясь с четырьмя детьми и больше. Когда немцы пришли в Азов, стали забирать детей в Германию,забрали моего старшего брата, ему было 17 лет. Папу забрали сразу в 1941 году. Мне было 5 лет, но немного помню. Бабушка, дедушка и мама ждали папу на обед, он работал на судоверфи, сварили вареники горячие, но папа не пришёл, а принесли записку, чтобы мы все шли сразу на вокзал. Бабушка, дедушка, мама с сыном 1.5 года на руках. Сестра 13 лет побежала в училище за братом 17 лет, и вот вся наша семья осиротела сразу, попрощались на вокзале, и через три года мама получила из военкомата: «Ваш муж ГОЛИК Игнат Лаврентьевич без вести пропавший в 1943 году».
А другое горе — брата забрали в Германию. Он там был в мужском лагере. А девушки, тоже из Азова, в женском лагере. И вот мы получаем весточку от девчат (как уж им удалось передать): «Ваш Лёня погиб, его расстреляли». Бабушка и дедушка совсем духом упали. А мама, её материнское сердце подсказывало — нет, он жив, успокаивала она бабушку и дедушку.
И вот чудо случилось, если бы это показали в фильме, то подумали бы зрители — приукрашено, чтобы зрителю облегчить страдание и поддержать надежду. Но это была живая истина. Мама продавала яблоки в Ростове, и она оставила просто два яблока. Стоит в кассу за билетом в Ростов, а, над окошком наклонившись, мужчина покупает билет. Когда он стал выпрямляться, мама увидела его, сразу его узнала, он был не тот сынок, которого увозили немцы, а пацанёнок из концлагеря. Мама крикнула: «Сынок». Он: «Мама». Люди в очереди плакали и повторяли: «Мать сына встретила». А он говорит: «Мама, я два билета купил, подумал, а может кто из Азова будет». И они вдвоём приехали домой.
Вот я сижу, пишу и плачу, и благодарю человека, который спас моего брата там, в Германии.
А было так. Лёня передал письмо из мужского лагеря в женский: «Девчата, потерпите, скоро придут наши и нас освободят». А письмо перехватили и передали на рассмотрение в суд военного трибунала. Приговаривают моего брата к расстрелу. Но один из заседателей трибунала, немец, на своей родине никого не побоялся, выступил и сказал: «Давайте судить его не по закону политики, а по закону детской радости, кому из них не хочется верить в то, что он попадёт домой к матери».
И расстрел заменили статьёй «Строгий режим концлагеря». Лёня здорово не рассказывал. Он был пухлый, привёз фотографию в полосатой одежде — форма узника. Когда их гнали на работу, холод, на обочине валялись мёрзлые обрезки с овощей, картофеля, они подбирали и ели, не многие выжили. Но мой брат выжил.
А какие нервы надо было сохранить. Мама привезла дрова из бондарного цеха, а ворота плотно не закрыла (деревянные, тяжёлые) они упали, недалеко ползала его дочка 1.5 годика, всего 50 см, они бы убили её. Он подошёл к маме, побледнел и сказал: «Мама, разве так можно». Немного опередила события.
Итак, мой старший брат жив, воспитывает нас приветом, советом, заботой, помогая маме как сын, а нам полностью заменил отца и брата. Не стало его в 84 года, да и мне уже 85 лет. А я все годы благодарю того человека, который защитил моего брата, спас от смерти. Конечно, его, видно, тоже нет в живых, но я и его родителей за такого сына, и его (они уже встретились там в загробной жизни) благодарю и низко кланяюсь.
Я прочитала в нашей любимой «Читайке» статью «Неотосланное письмо». Как два парня хотят найти друг друга, отблагодарить за своё спасение и помощь в смертный час.
Это дополнение к вышеизложенному.
Итак, мой старший брат воспитывает нас. Сестру на два года моложе его замуж отдаёт. А мы, малыши, подрастаем, шкодим. Уйдёт на работу, а мы велосипед возьмём, катаемся, поломаем. Он возвращается — ремонтирует. Я баловница была в школе. Сидела на последней парте, когда смотрю — брат по записке учительницы приходит в класс. Я молча поднимаюсь и слушаю. Домой я шла часа два, боялась. После 4-х классов нас переводили в другую школу — №3, и с меня как рукой сняло баловство. А меньший брат у брата невестки посуду в горке завалил, посуда побилась, ну что, они нас не били. А всё равно любили, брат и его жена. Училась я неплохо, и брат дал мне денег, и я после 7 класса поехала поступила в Пухляковский с/х техникум. Мне было пятнадцать с половиной лет. Я уже жила одна, 4 года училась. А когда работала в Воронежской области, брат из Москвы по пути опять ко мне заехал проведать и маме рассказать. Нас замуж отдавал — и сестру, и меня, брата женил.
Да как же я могу за всё это, за такого брата до конца жизни не помнить, что немец позволил моему брату вернуться к нам? Страшнее пули в сердце ничего нет, мой братик всё пережил, но шанс на жизнь и выжить остался, а главное, у человека в сердце осталась доброта и ответственность за мать, за своих меньших двух сестёр и брата.
И вот все свои годы, листая и пересматривая фото, сразу сравниваешь условия жизни без больших денег, без долларов. Мы жили дружнее и в семьях, и по соседству. А эти проклятые деньги — они не живые, не дышат, а поглощают как паутина паука. Так и на Украине — столько развелось таких пауков. Так из-за долларов страны теряют возможность решать проблемы между собой.
И это Америка — ей земли украинские нужны. Не в угоду ей Россия стала подниматься с колен. А ведь у неё есть чем поживиться: леса, поля, моря и океаны, безмерные просторы. Вот теперь у нас, переживших войну, не безразличное отношение к украинским событиям, и очень жаль матерей, у которых сыновья уходят хоть и по доброму контракту, но на войну.
Наперекор всяким бандеровцам на Украине занять бы Киев, да жаль детей, погибают и наши, и все, кто по контракту идёт служить. Ведь мы помним Отечественную войну, там мы погибали, защищая свое Отечество, свою Родину. А это на своей земле украинской заминированы поля, чтоб вы не засеяли, не получили зерно. Пишу для своих жителей, своих матерей, детей.

Воротилина А.И.

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.